+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Судебная практика по обеспечению жильем военнослужащих 2019 год

Здравствуйте! Очень нужна помощь квалифицированного юриста, который хорошо знает порядок и судебную практику по вопросам обеспечения жилья военнослужащих.

Я военнослужащий. Перевелся в город где проживают родители. При управлении где прохожу службу не прописывают (было сказано устно, официально не обращался, по поводу служебного жилья то же официально не обращался, на руках ещё не было справки о сдаче служебного жилья по прежнему месту службы). Пришлось вместе с семьей (жена и ребенок (3 года) прописаться в квартире родителей (договоров о порядке проживания не заключали). Жена с ребёнком сейчас в другом городе, временно прописаны у тещи. Жена там работает в ФПС (прапорщик внутренней службы). В собственности у меня жилья нет. Квартира 48 кв.м., принадлежит на правах собственности в равных долях отцу, матери, племяннику (16 лет). В квартире прописаны отец, мать, я, жена и моя дочь. У отца в другом городе (30 км) есть в собственности дом, фактически в нем проживают. Племянник зарегистрирован в доме своего отца—моего брата. Жилищная комиссия отказала мне в постановке на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении по договору соц. найма, т.к. я являюсь членом семьи собственников жилья и уровень обеспеченности с учетом дома отца больше установленной нормы.

Сам уже понял, что совершил большую ошибку прописавшись у родителей. Начитался судебных решений по таким делам и понял, что получается это мои родители обеспечили мою семью жильем, а не государство, как этого гласят наши законы. Но надо, что то делать.

Если выписаться, то автоматически ждать 5 лет.

Можно в этом случае поступить так:

— заключить заднем числом договор безвозмездного пользования жилым помещением, где прописать, что обязуюсь выписаться при первом их требовании. Договор же не требует обязательной регистрации.

Если нет, то сделать дальше так:

—родители продадут свои доли племяннику (без выселения проживающих), пропишутся в доме, попаду ли я под пункт 1.1 ст. 51 ЖК РФ, как проживающий не у члена своей семьи, и расчёт обеспеченности делать не надо будет. (Или суд будет ссылаться на то, что племянник давал своё согласие на нашу регистрацию как члена семьи).

Если снова нет, то:

— племянник (так как несовершеннолетний, в лице моего брата), через суд, без моего согласия, пытается меня с моей семьей выселить (я уже понимаю, что обязательно мне надо будет оспаривать решение суда), но может ли суд выселить несовершеннолетнего ребенка?

Если получится, то я становлюсь без прописки, у жены с ребёнком есть временная. Но нам с женой все равно надо будет где то прописаться вместе, как правильно это надо будет сделать?

Ну и самый крайний вариант: родители выпишутся и с племянником продадут свои доли отцу жены брата (не выписывая нас), нужно ли тогда ему будет ему выселять нас по суду?

Могу ли я после этого претендовать на постановку на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении Найму. Ведь я сам свои жилищных условий не нарушал.

Как законно поступить в этой ситуации? Чтоб признаться нуждающимся в жилом помещении? Какие есть пути решения данной ситуации, чтобы не ждать пять лет?

С наступающим Новым Годом и Рождеством!

Очень нужна Ваша помощь!

Могу предложить вариант. Возможно, сработает. Племяннику, как собственнику, прописаться (если у него больше нет собственности), Вас станет больше, уровень обеспеченности меньше. Возможно, собственники могут прописать родственников без жилья . Под ст. 53 ЖК Вы не попадете.

По поводу продажи родителями своей доли тоже может сработать. Здесь играет роль не только согласие на прописку, но и определенные неимущественные и имущественные права членов семьи. Необходимо вести общее хозяйство.

Так же Вы можете обратиться в суд и доказать, что Вы не член семьи родителей, а у Вас есть своя семья. С родителями Вы не ведете общее хозяйство, у Вас нет общих финансов и т.д.

Вам надо обратиться к юристу, который ведет такие дела и просчитать все варианты., чтобы минимизировать финансовые затраты и все риски.

Здравствуйте! Вы как военнослужащий, выполняете свой долг по приказу командования, которое обязано обеспечить своего подчиненного жильем(учитывая членов семьи). Согласно порядка прохождения службы Вы обязаны подать письменное заявление командованию о предоставлении Вам временного жилья на время прохождения службы на конкретной территории. Предоставить документ, подтверждающий отсутствия жилья в данном регионе. Во первых речь идет о временном проживании, где Вам обязаны предоставить хотя бы комнату в общежитии. То, что Вы прописались у родственников, является основанием полагать, что ВЫ обеспечены жильем и Вам могут отказать во временном (в зависимости от места нахождения части и жилого помещения). Сейчас Вы можете просить временное жилье (комнату в общежитии). прописка у родственников не является основанием отказа Вам в удовлетворении вашей просьбы. Если снова откажут, обратитесь в военную прокуратуру с жалобой о нарушении прав военнослужащего, не имеющего своего постоянного жилья, в предоставлении жилого помещения для временного проживания. Данная причина отвлекает Вас от выполнения поставленной перед Вами задачи по выполнению своего служебного долга по защите безопасности государства и интересов общества. Просите оказать воздействие на командование о предоставлении временного жилого помещения(пока конкретно Вам).

Мой электронный адрес nas6868@mail.ru обращайтесь, постараюсь подсказать как действовать дальше. В вашем вопросе необходимо пройти очередность решения проблемы и добиться положительного результата. Буду признателен за отличный отзыв за мой ответ.

Доброго времени суток, уважаемый автор! Спасибо за поздравления!

Для квалифицированных ответов на заданные Вами вопросы мне не хватает Вашей информации. Так, Вы ничего не говорите о том, состоите (или состояли) в очереди на улучшение жилищных условий, являетесь (или являлись) участником НИС (Конституционный Суд РФ запретил снимать с очереди на жилье военнослужащих, члены семьи которых являются участниками программы военной ипотеки); как военный стаж имеете. В целом, по предложенным Вами вариантам: я бы не советовала не торопиться и применять какой-либо из них, пока не определитесь с правовой позицией защиты права на получение жилья. И есть к Вам вопрос: когда планируете сдать служебное жилье по прежнему месту службы?
И, конечно, как специалисту, мне бы хотелось ознакомиться с содержанием отказа жилищной комиссии.

Приказом Министра обороны РФ от 30 сентября 2010 г. N 1280 утверждены:
— Инструкция о предоставлении военнослужащим — гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, жилых помещений по договору социального найма (приложение N 1 к настоящему Приказу);

— Инструкция о предоставлении военнослужащим — гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, служебных жилых помещений (приложение N 2 к настоящему Приказу).

Согласно п. 9. Инструкции – Приложение 1: Военнослужащие, принятые на учет нуждающихся в жилых помещениях, обязаны в течение тридцати дней сообщать в структурные подразделения уполномоченного органа об изменении сведений в ранее представленных ими документах, подтверждающих право быть принятыми на учет нуждающихся в жилых помещениях, с предоставлением соответствующих документов.

Согласно п. 10. указанной Инструкции: Военнослужащие, принятые на учет нуждающихся в жилых помещениях, снимаются с учета в случае:
а) подачи ими заявления о снятии с учета;
б) утраты оснований, дающих право на получение жилого помещения по договору социального найма;
в) получения в установленном порядке от органа государственной власти или органа местного самоуправления бюджетных средств на приобретение или строительство жилого помещения;
г) предоставления в установленном порядке от органа государственной власти или органа местного самоуправления земельного участка для строительства жилого дома, за исключением военнослужащих, имеющих трех и более детей;
д) выявления в представленных документах в уполномоченный орган сведений, не соответствующих действительности и послуживших основанием для принятия на учет нуждающихся в жилых помещениях, а также неправомерных действий должностных лиц уполномоченного органа при решении вопроса о принятии на учет нуждающихся в жилых помещениях.

Согласно п. 1 Инструкции (Приложение 2): военнослужащим — гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации (далее именуются — военнослужащие), и совместно проживающим с ними членам их семей (далее именуются — члены их семей) предоставляются не позднее трехмесячного срока со дня прибытия на новое место военной службы служебные жилые помещения по нормам и в порядке, которые предусмотрены федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, с учетом права на дополнительную жилую площадь. Служебные жилые помещения предоставляются в населенных пунктах, в которых располагаются воинские части, а при отсутствии возможности предоставить служебные жилые помещения в указанных населенных пунктах — в других близлежащих населенных пунктах.

Согласно ст. 21 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военнослужащие имеют право на защиту своих прав и законных интересов путем обращения в суд в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ.

Позиция Конституционного Суда РФ (Постановление от 5 июня 2013 г. N 12-П):
«постановка военнослужащих на учет нуждающихся в жилых помещениях по месту прохождения военной службы жилищными комиссиями органов военного управления, воинских частей, организаций Вооруженных Сил Российской Федерации, равно как и постановка на такой учет граждан, уволенных с военной службы, органами местного самоуправления по новому избранному месту постоянного жительства, означает признание факта нуждаемости этих лиц в жилых помещениях, т.е. констатацию уполномоченным на то органом наличия основания для возникновения права на предоставление им жилых помещений. С этой точки зрения всем указанным гражданам на период до фактического обеспечения их жилыми помещениями независимо от места постановки на учет нуждающихся в жилых помещениях должно быть предоставлено равное право на получение мер социальной поддержки, установленных законом в рамках системы жилищного обеспечения военнослужащих и лиц, уволенных с военной службы, включая ежемесячную денежную компенсацию за наем (поднаем) жилых помещений».

Что касается судебной практики: необходимо смотреть постановления (определения) Конституционного Суда и Верховного Суда РФ, сложившуюся практику военных судов в совокупности с военным законодательством и ЖК РФ.

Это интересно:  Военная страховка по травме сумма 2019 год

Всего доброго и с Новым годом! Если требуется более детальная консультация, можете обратиться ко мне индивидуально, в том числе на адрес эл. почты.

Повторное обеспечение военнослужащих жильем — не миф, а реальность! (по материалам судебной практики)

Выскубин А.А., начальник юридической службы ФГУ 32 Государственный научно-исследовательский испытательный институт Минобороны России», майор юстиции.

В соответствии со ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» государство гарантирует военнослужащим предоставление жилых помещений или выделение денежных средств на их приобретение в порядке и на условиях, которые устанавливаются федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Однако в настоящее время в сфере жилищных правоотношений накопилось немало спорных ситуаций. Это и понятно, поскольку в России жилищная проблема всегда стояла и в обозримом будущем будет стоять остро.

В 2008 г. гарнизонными военными судами Московского окружного военного суда рассмотрено значительное количество дел по жилищным спорам, а среди обжалованных в кассационном порядке они составили 23% от общего числа .

Обзор судебной практики рассмотрения гарнизонными военными судами Московского окружного военного суда гражданских дел и дел об административных правонарушениях за 2008 г.

Как показывает практика, при решении жилищных вопросов подчиненных военнослужащих воинские должностные лица не всегда правильно понимают отдельные нормы жилищного права в связи с их сложностью и недостаточностью урегулирования порядка обеспечения жилыми помещениями военнослужащих.

Одной из таких проблем является вопрос правомерности повторного признания военнослужащего нуждающимся в получении жилого помещения, в то время как ранее он и члены его семьи уже обеспечивались жилым помещением по установленным нормам за счет Министерства обороны Российской Федерации. В настоящей статье автор попытается рассмотреть данную проблему, опираясь на анализ имеющейся судебной практики по данному вопросу.

Пример N 1. Полковник С. проходит военную службу по контракту в должности ведущего научного сотрудника НИИ Минобороны России с ноября 2002 г. В 1993 г. он, проходя военную службу в воинской части, дислоцированной в г. Новосибирске, получил трехкомнатную квартиру на семью из четырех человек общей площадью 65,3 кв. м. В 1994 г. в связи с переводом к новому месту военной службы из г. Новосибирска в г. Ульяновск офицер продал квартиру в целях приобретения жилья в г. Ульяновске, предполагая, что это будет последнее место его службы. Чтобы получить недостающую сумму для покупки квартиры в г. Ульяновске, деньги, полученные от продажи вышеупомянутой квартиры, С. поместил в компанию «Русский дом Селенга», где они и исчезли вместе с компанией.

В ноябре 2002 г. офицер С. для дальнейшего прохождения военной службы был переведен в г. Москву в один из НИИ Минобороны России (далее — институт). 20 марта 2003 г. жилищной комиссией института он был признан нуждающимся в улучшении жилищных условий и поставлен в очередь на получение жилья. Основанием для принятия жилищной комиссией данного решения послужила ст. 23 Положения о порядке улучшения жилищных условий граждан в городе Москве, утвержденного Постановлением Московской городской Думы от 31 января 2001 г. N 12 . В данном документе было указано, что граждане подлежат постановке на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий по истечении пяти лет после совершения действий, приведших к ухудшению жилищных условий, в результате чего на каждого проживающего стало приходиться общей площади жилого помещения менее нормы постановки на учет. К действиям, приведшим к ухудшению жилищных условий, в частности, относится отчуждение имеющегося в собственности граждан и членов их семей жилого помещения либо его доли.

Утратил силу с момента вступления в силу Закона города Москвы от 15 января 2003 г. N 22 «Об улучшении жилищных условий жителей города Москвы».

Однако в ноябре 2008 г. в адрес института поступило письмо из ГлавКЭУ МО РФ, в котором сообщалось, что Минобороны России выполнило свои обязательства перед полковником С. по обеспечению его жильем путем предоставления ему и членам его семьи в 1993 г. трехкомнатной квартиры. Оснований для обеспечения жилой площадью его и членов его семьи без предоставления справки о сдаче жилого помещения не имеется. Учитывая изложенное, указывалось в письме, начальником Службы расквартирования и обустройства Минобороны России принято решение о признании решения жилищной комиссии института недействительным и снятии полковника С. с учета нуждающихся в обеспечении жилой площадью (улучшении жилищных условий) по Московскому гарнизону в связи с выявлением в представленных документах не соответствующих действительности сведений о нуждаемости в получении жилого помещения (улучшении жилищных условий), послуживших основанием для принятия на учет.

Полагая свои права нарушенными, полковник С. обратился в гарнизонный военный суд с заявлением, в котором просил признать вышеуказанное решение начальника Службы расквартирования и обустройства незаконным.

Решением гарнизонного военного суда требования полковника С. удовлетворены в полном объеме. Суд обязал начальника Службы расквартирования и обустройства отменить принятое им решение о признании решения жилищной комиссии института недействительным и о снятии полковника С. с учета нуждающихся в обеспечении жилой площадью (улучшении жилищных условий) по Московскому гарнизону.

В мотивировочной части решения суд указал, что в соответствии с п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» государство гарантирует военнослужащим предоставление жилых помещений или выделение денежных средств на их приобретение в порядке и на условиях, которые устанавливаются федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Статья 53 ЖК РФ предусматривает, что граждане, которые с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через пять лет со дня совершения указанных намеренных действий. В соответствии со ст. 10 Закона города Москвы от 14 июня 2006 г. N 29 «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения» жители города Москвы признаются нуждающимися в жилых помещениях по истечении пяти лет после совершения ими действий, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях. При предоставлении жилых помещений жителям города Москвы из жилищного фонда города Москвы или помощи города Москвы в приобретении жилых помещений жителями города Москвы в собственность учитываются действия, повлекшие ухудшение жилищных условий, и гражданско-правовые сделки с жилыми помещениями, совершение которых привело к уменьшению размера занимаемых жилых помещений или к их отчуждению, за пять лет, предшествующих предоставлению жилых помещений или помощи города Москвы.

Из договора от 17 сентября 1994 г. следует, что С. совершил продажу квартиры, находящейся по адресу: г. Новосибирск, ул. Гагарина, д. 25/2, кв. 88.

Согласно выписке из протокола заседания жилищной комиссии института от 20 марта 2003 г. N 24 полковник С. был признан нуждающимся в улучшении жилищных условий и поставлен в очередь на получение жилого помещения.

Из сообщения ГлавКЭУ МО РФ от 1 ноября 2008 г. N 147/159/32306 усматривается, что в 1993 г. полковнику С. и членам его семьи в г. Новосибирске была предоставлена трехкомнатная квартира по нормам и в порядке, предусмотренным действующим законодательством, которая им была оформлена в личную собственность. В 1994 г. полковником С. была совершена сделка по продаже квартиры, предоставленной ему и членам его семьи по линии Минобороны России, а вырученные от продажи денежные средства использованы по своему усмотрению. В 2003 г. жилищной комиссией института принято решение о включении полковника С. в списки нуждающихся в получении жилого помещения и той же датой он поставлен на учет в ГлавКЭУ МО РФ. Тем самым Минобороны России выполнены свои обязательства перед полковником С. по обеспечению его и членов его семьи трехкомнатной квартирой. Оснований для обеспечения жилой площадью без предоставления справки о сдаче жилого помещения не имеется. В связи с этим начальником Службы и расквартирования и обустройства было принято решение о признании решения жилищной комиссии института недействительным и о снятии полковника С. с учета нуждающихся в обеспечении жилой площадью по Московскому гарнизону.

Частью 2 ст. 56 ЖК РФ предусмотрено, что решения о снятии с учета граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях должны быть приняты органом, на основании решений которого такие граждане были приняты на данный учет, не позднее чем в течение 30 рабочих дней со дня выявления обстоятельств, являющихся основанием принятия таких решений.

Пунктом 28 Инструкции о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденной Приказом министра обороны Российской Федерации от 15 февраля 2000 г. N 80, установлено, что военнослужащие включаются в списки очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) на основании решений жилищных комиссий, оформляемых протоколом и утверждаемых командирами воинских частей.

Жилищная комиссия института на своем заседании, состоявшемся 13 ноября 2008 г., решила: информацию ГлавКЭУ МО РФ от 1 ноября 2008 г. N 147/159/32306 о снятии полковника С. с учета военнослужащих, нуждающихся в получении жилых помещений (улучшении жилищных условий) по Московскому гарнизону, принять к сведению, рекомендовать полковнику С., если он считает, что нарушены его права и свободы, обратиться в суд в установленном порядке.

В связи с изложенным суд находит, что начальником Службы расквартирования и обустройства Минобороны России были неправомерно совершены действия по признанию недействительным решения жилищной комиссии института о признании полковника С. нуждающимся в улучшении жилищных условий и постановке его в очередь на получение жилья, а также о снятии его с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий, поскольку решение о снятии с учета нуждающихся в жилых помещениях принимается органом, на основании решения которого они были приняты на данный учет. Таким образом, решение о снятии с учета нуждающихся в жилых помещениях должно приниматься жилищной комиссией института, а не начальником Службы расквартирования и обустройства Минобороны России.

Довод, положенный в основание признания недействительным решения жилищной комиссии института о признании С. нуждающимся в улучшении жилищных условий и постановке его в очередь на получение жилья, а также о снятии его с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий, о том, что право на жилое помещение военнослужащим реализовано ранее, суд находит несостоятельным, поскольку за период военной службы у военнослужащего может возникнуть право на улучшение жилищных условий, где и должны учитываться ранее выделенные жилые помещения и иные льготы военнослужащих на дополнительную жилую площадь, а с момента сделки, совершенной в 1994 г. по продаже заявителем выделенной ему и членам его семьи трехкомнатной квартиры, до момента признания его и членов его семьи нуждающимися в улучшении жилищных условий и постановки в очередь на получение жилого помещения прошел срок более пяти лет.

Это интересно:  Кредит военнослужащим по контракту втб 24 2019 год

Согласно законодательству, военнослужащие, прибывшие к новому месту военной службы, должны быть до получения жилых помещений по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, регистрироваться по месту жительства, в том числе по их просьбе по адресам воинских частей и им должны предоставляться служебные жилые помещения, пригодные для временного проживания, или общежития.

Как установлено в судебном заседании, полковник С. проживает в настоящее время на территории воинской части в помещении, обустроенном под жилое, при этом, как следует из свидетельства о регистрации по месту пребывания, полковник С. с 6 августа 2008 г. по 25 июня 2013 г. зарегистрирован по адресу воинской части.

Оценивая изложенное, суд пришел к выводу, что заявитель обоснованно признан жилищной комиссией института нуждающимся в улучшении жилищных условий и поставлен на учет нуждающихся в обеспечении жилым помещением, в том числе и для возможности реализации его права на служебное жилое помещение по новому месту службы. Для восстановления прав заявителя суд находит необходимым возложить на начальника Службы расквартирования и обустройства Минобороны России обязанность отменить принятое им решение о признании решения жилищной комиссии института недействительным и снятии полковника С. с учета нуждающихся в обеспечении жилой площадью (улучшении жилищных условий) по Московскому гарнизону.

Пример N 2. В связи с неправильным применением норм материального права судом кассационной инстанции отменено решение Московского гарнизонного военного суда по заявлению полковника запаса К.

Принимая данное решение, кассационная инстанция Московского окружного военного суда исходила из следующего.

Решением жилищной комиссии Главного командования Сухопутных войск от 17 ноября 2007 г. К. распределено жилое помещение. Однако 24 марта 2008 г. начальник 159-го управления (жилищного обеспечения) Управления по реализации жилищных программ Минобороны России отказал К. в согласовании списка распределения жилого помещения. К. обратился в гарнизонный военный суд с заявлением, в котором просил признать незаконными действия этого должностного лица и возложить на него обязанность согласовать этот список.

Суд заявление К. удовлетворил, полагая, что со дня утраты К. права собственности на часть жилого помещения, т.е. с 15 июля 2002 г., когда он передал свою долю в квартире, принадлежащей ему на праве собственности, своей бывшей супруге, и до принятия жилищной комиссией решения о предоставлении ему жилого помещения, т.е. 17 ноября 2007 г., предусмотренный ст. 53 ЖК РФ пятилетний срок истек.

Однако суд оставил без внимания то, что из ранее принадлежавшей К. на праве общей долевой собственности квартиры он добровольно снялся с регистрационного учета лишь в марте 2004 г. Поскольку до этого момента у К. отсутствовали препятствия к проживанию в этой квартире и он не нуждался в жилом помещении, предусмотренный ст. 53 ЖК РФ срок намеренного ухудшения жилищных условий должен исчисляться с марта 2004 г. В связи с вышесказанным суд второй инстанции, отменив это решение, принял новое: об отказе в удовлетворении требований К.

Аналогичное решение принято судом кассационной инстанции по решению Реутовского гарнизонного военного суда, которым удовлетворено заявление Ш.

Ш. обратился в военный суд с заявлением, в котором указал, что по прибытии к новому месту военной службы с 3 июня 1993 г. был поставлен на жилищный учет. В мае 2001 г. ему была предоставлена служебная однокомнатная квартира, и он был исключен из списка военнослужащих, нуждающихся в получении жилого помещения. Решением жилищной комиссии воинской части от 20 февраля 2008 г. Ш. отказано в признании его нуждающимся в получении жилого помещения с 3 июня 1993 г. — даты первоначальной постановки на жилищный учет.

Гарнизонный военный суд, удовлетворяя требования заявителя, исходил из того, что Ш. после обеспечения служебным жилым помещением остался нуждающимся в получении жилого помещения для постоянного проживания и поэтому должен считаться таковым с момента первоначальной постановки его на жилищный учет для получения служебного жилого помещения.

Однако данный вывод суда противоречит требованиям действующего законодательства. Как видно из материалов дела, Ш. проходит военную службу и проживает на территории закрытого военного городка, где согласно п. 3 Инструкции о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденной Приказом министра обороны Российской Федерации от 15 февраля 2000 г. N 80, военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, и совместно проживающим с ними членам их семей на весь срок военной службы предоставляются служебные жилые помещения. Пунктом 31 указанной Инструкции определено, что военнослужащие снимаются с учета нуждающихся в получении жилых помещений (улучшении жилищных условий) по месту прохождения военной службы в случае получения служебного жилого помещения по нормам, установленным федеральным законом и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Поскольку Ш., проживая в закрытом военном городке, в 2001 г. был обеспечен служебным жилым помещением по месту прохождения военной службы по установленным нормам, а затем снят с жилищного учета, оснований для его признания нуждающимся в жилом помещении с даты первоначальной постановки на жилищный учет не имелось.

Пример N 3. В соответствии с ч. 8 ст. 57 ЖК РФ при предоставлении гражданину жилого помещения по договору социального найма учитываются действия и гражданско-правовые сделки с жилыми помещениями, совершение которых привело к уменьшению размера занимаемых жилых помещений или к их отчуждению. Указанные сделки и действия учитываются за установленный законом субъекта Российской Федерации период, предшествующий предоставлению гражданину жилого помещения по договору социального найма, но не менее чем за пять лет.

Решением Солнечногорского гарнизонного военного суда, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского окружного военного суда, обоснованно отказано в удовлетворении заявления капитана II ранга М., который обратился в военный суд с заявлением об оспаривании решения жилищной комиссии 22-го ЦНИИ Минобороны России от 3 июня 2008 г. о распределении трехкомнатной квартиры общей площадью 73,78 кв. м. Начальник Мытищинской КЭЧ письмом от 3 июля 2008 г. возвратил без согласования список распределения этого жилого помещения, поскольку жена капитана II ранга М., добровольно утратившая право пользования жилым помещением по прежнему месту жительства в 2006 г., права на получение жилья за счет Минобороны России не имеет.

Полагая свои права нарушенными, М. просил суд признать названные действия начальника Мытищинской КЭЧ незаконными и обязать это должностное лицо устранить указанное нарушение.

Гарнизонный военный суд и судебная коллегия по гражданским делам окружного военного суда, отказывая М. в удовлетворении его требований, исходили из следующего.

Жена М., до 20 июня 2006 г. являясь членом семьи нанимателя жилого помещения в г. Мытищи общей площадью 60,6 кв. м., была обеспечена жилой площадью более учетной нормы (10 кв. м) по Московской области. В июне 2006 г. она снялась с регистрационного учета по вышеуказанному адресу, убыла с места своего жительства и с 20 июня 2006 г. зарегистрировалась в 22-м ЦНИИ Минобороны России, т.е. добровольно утратила право пользования этим жилым помещением, что в соответствии с п. 8 ст. 57 ЖК РФ должно учитываться при предоставлении жилья заявителю и его семье до истечения пять лет. Следовательно, М., членом семьи которого является его жена, в соответствии с п. 8 ст. 57 ЖК РФ до 20 июня 2011 г. не может претендовать на получение жилого помещения общей площадью 73,78 кв. м.

Более того, п. 26 Инструкции о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденной Приказом министра обороны Российской Федерации от 15 февраля 2000 г. N 80, определено, что учет военнослужащих, нуждающихся в получении жилых помещений (улучшении жилищных условий), осуществляется жилищными комиссиями воинских частей, а согласно п. 28 указанной Инструкции военнослужащие включаются в списки очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) на основании решений жилищных комиссий, оформляемых протоколом и утверждаемых командирами воинских частей.

Согласно п. 30 Инструкции КЭЧ района вправе возвратить представленные списки очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) для повторного рассмотрения жилищной комиссией воинской части, если в них включены военнослужащие с нарушением жилищного законодательства.

Исходя из изложенного, суд пришел к правильному выводу о том, что начальник Мытищинской КЭЧ обоснованно не усмотрел в решении жилищной комиссии 22-го ЦНИИ Минобороны России оснований для обеспечения заявителя жилым помещением общей площадью 73,78 кв. м и своих полномочий не превысил.

Анализ приведенных примеров из судебной практики позволяет сделать следующие выводы:

Офицеру надо остаться

Люди в мантиях получили строгий наказ — не превращать защитников страны в бесприютных скитальцев.

В свежем обзоре судебной практики Верховный суд России особо указал, что понятия «офицер» и «бомж» категорически несовместимы.

Поводом для разъяснения послужило дело военного отставника Т., попавшего в дикую ситуацию. После того как его уволили со службы, чиновники попытались выгнать офицера из квартиры. В никуда.

Проблемы возникли из-за чисто бюрократической формальности. Во время службы офицер получил квартиру, находившуюся в муниципальной собственности. Поскольку крыша над головой у него была, военное руководство без тени сомнений уволило человека по орг-штатным мероприятиям. Или, как говорят гражданские, «по сокращению штатов».

Подобная статья считается хорошей для увольнения: человек не теряет заработанных льгот плюс получает какие-то выплаты. Распространяется на нее и железное правило людей в погонах: у кого стаж от 10 лет и выше, того нельзя уволить без квартиры. Эту формулу любой профессиональный военный твердит чуть ли не с первого дня службы.

Это интересно:  Какие военнослужащие подлежат увольнению при объявлении мобилизации 2019 год

Однако гражданские чиновники едва не поправили формулу, мол, увольнять без квартиры нельзя, а вот оставлять без жилья, якобы, можно. По их мнению, раз квартира принадлежала муниципалитету, отставник в ней больше не жилец. В суде представители местных властей заявили, мол, квартирно-эксплуатационная часть вообще не имела права заключать с офицером договор социального найма.

Договор о предоставлении жилого помещения был признан недействительным. Де-юре офицер сразу оказался посторонним в своем доме. Куда ему теперь идти, чиновников (и судей) не волновало. Раз чужой — уходи.

Отставник попытался подать встречный иск — о приватизации жилого помещения, но получил отказ. Логика проста: прав на вселение не было, значит нет прав и на жизнь. Первая и кассационная инстанции поддержали чиновников.

Потребовалось вмешательство Верховного суда страны, чтобы спасти офицера и его семью от улицы. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда России отменила судебные постановления. Дело направлено на новое рассмотрение. А в обзоре судебной практики высшая судебная инстанция подробно объяснила, что было сделано не так.

По смыслу закона, реализация права на жилье «не ставится в зависимость от принадлежности жилых помещений только к государственному жилищному фонду», указала высшая судебная инстанция. Муниципальное военным тоже подходит. Так что, строго говоря, квартиру офицеру дали правильно. Возможно, юридически грамотней было бы заключать договор не с военной частью, а с муниципалитетом, но раз бюрократы напутали, пусть сами решают проблему.

Для судьбы офицера и его семьи совершенно не важно, с кем был заключен официальный договор. Если военные или гражданские чиновники совершили какую-то юридическую ошибку, офицер не может быть крайним, таков закон. «Признание недействительным договора о предоставлении жилого помещения, на основании которого военнослужащий был обеспечен жильем, само по себе не может служить основанием для его выселения из этого жилого помещения без предоставления другого жилья», пояснил Верховный суд.

Теоретически суд может признать договор социального найма недействительным. Но тогда офицеру при выселении обязаны предоставить другое жилое помещение. И не когда-нибудь, а сразу.

Еще чиновники пытались доказать, что при увольнении Т. был обязан освободить квартиру и получить где-то в другом месте. Где именно, мол, не их проблемы. Но в таком случае и увольнение надо признать незаконным: получается, офицера «ушли» без крыши над головой. Кто будет отвечать?

Из обзора судебной практики Верховного суда России за 3 квартал 2011 года

Практика рассмотрения дел по спорам, возникающим из жилищных правоотношений

4. Признание недействительным договора о предоставлении жилого помещения, на основании которого военнослужащий был обеспечен жильем, само по себе не может служить основанием для его выселения из этого жилого помещения без предоставления другого жилья.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила судебные постановления, состоявшиеся по делу по иску военнослужащего Т. о признании права собственности в порядке приватизации на жилое помещение муниципального жилищного фонда, по встречному иску администрации города к семье Т., квартирно-эксплуатационной части о признании договора социального найма недействительным и выселении без предоставления другого жилого помещения. Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

ЖК РФ при увольнении Т. с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями он и члены его семьи должны были освободить занимаемое ими жилое помещение, а Т. подлежал обеспечению жилым помещением либо за счет жилищного фонда, относящегося к государственной собственности, либо иным образом за счет средств федерального бюджета. Квартирно-эксплуатационная часть не имела полномочий заключать с Т. договор социального найма жилого помещения, поскольку спорное жилое помещение находится в муниципальной собственности.

С выводами суда первой инстанции согласился суд кассационной инстанции.

Между тем в соответствии с п. 5 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» в случае освобождения жилых помещений, занимаемых военнослужащими и совместно проживающими с ними членами их семей, за исключением жилых помещений, находящихся в их собственности, указанные помещения предоставляются другим военнослужащим и членам их семей.

По смыслу указанной нормы, реализация данного права не ставится в зависимость от принадлежности жилых помещений только к государственному жилищному фонду.

Согласно п. 3 ст. 49 ЖК РФ жилые помещения жилищного фонда Российской Федерации или жилищного фонда субъекта Российской Федерации по договорам социального найма предоставляются определенным федеральным законом или законом субъекта Российской Федерации категориям граждан, признанных по установленным указанным Кодексом и (или) федеральным законом или законом субъекта Российской Федерации основаниям нуждающимися в жилых помещениях.

На основании п. 10 ч. 1 ст. 14 и ч. 4 ст. 49 ЖК РФ категориям граждан, указанным в ч. 3 ст. 49 данного Кодекса, могут предоставляться жилые помещения муниципального жилищного фонда в случае наделения данных органов государственными полномочиями на обеспечение указанных категорий граждан жилыми помещениями.

Федеральный закон «О статусе военнослужащих», закрепляя особый правовой статус военнослужащих, выражающийся в том числе в особом порядке обеспечения их жилыми помещениями, допускает возможность предоставления указанным лицам и членам их семей жилых помещений муниципального жилищного фонда по договору социального найма, ранее предоставленных другим военнослужащим и членам их семей при освобождении последними данных помещений в связи с выездом на другое место жительства.

Приведенные положения Закона о возможности предоставления муниципального жилого помещения по договору социального найма военнослужащим и членам их семей не были учтены судом, что привело к неправильному разрешению спора и нарушению прав Т., который в период прохождения военной службы имел право на предоставление ему жилого помещения, находящегося в муниципальной собственности, по договору социального найма.

В связи с этим тот факт, что договор социального найма заключен Т. в период прохождения им военной службы не с органом местного самоуправления, а с квартирно-эксплуатационной частью с учетом наличия у него права на получение этого жилого помещения по договору социального найма, не может служить основанием для ограничения его жилищных прав, в частности основанием для выселения его и членов его семьи без предоставления другого жилого помещения.

Нарушение требований Жилищного кодекса Российской Федерации при принятии решения о предоставлении жилого помещения по договору социального найма с учетом положений п. 2 ч. 3 ст. 11 и ч. 4 ст. 57 ЖК РФ может служить основанием для предъявления в судебном порядке требования о признании этого решения, а также заключенного на его основании договора социального найма недействительными и выселении проживающих в жилом помещении лиц. Требования о признании недействительными решения о предоставлении гражданину жилого помещения по договору социального найма и заключенного на его основании договора социального найма подлежат разрешению исходя из аналогии закона (ч. 1 ст. 7 ЖК РФ) применительно к правилам, установленным ст. 168 ГК РФ, о недействительности сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам, а также п. 1 ст. 181 ГК РФ, предусматривающим трехгодичный срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки, течение которого начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Суд вправе признать решение о предоставлении жилого помещения по договору социального найма недействительным, если будет установлено, что имели место нарушения порядка и условий предоставления жилых помещений по договору социального найма, предусмотренных Жилищным кодексом Российской Федерации, федеральными законами, указами Президента, законами субъекта Российской Федерации.

Поскольку недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и она недействительна с момента ее совершения (п. 1 ст. 167 ГК РФ), то в случае признания недействительным решения о предоставлении гражданину жилого помещения по договору социального найма признается недействительным также заключенный на основании данного решения договор социального найма, а лица, проживающие в жилом помещении, подлежат выселению из него в ранее занимаемое ими жилое помещение, а в случае невозможности их выселения в ранее занимаемое жилое помещение им исходя из конкретных обстоятельств дела может быть предоставлено жилое помещение, аналогичное ранее занимаемому (п. 2 ст. 167 ГК РФ) (п. 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации»).

Вместе с тем Федеральный закон «О статусе военнослужащих», определяя основы государственной политики в области правовой и социальной защиты военнослужащих, устанавливает дополнительные права и гарантии военнослужащих в жилищной сфере.

В соответствии с п. 1 ст. 23 названного Федерального закона военнослужащие-граждане, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, нуждающиеся в улучшении жилищных условий по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, без их согласия не могут быть уволены с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления им жилых помещений.

В связи с тем, что указанная норма устанавливает такое особое условие увольнения военнослужащего, в том числе в связи с организационно-штатными мероприятиями, как обеспеченность жильем, признание договора, на основании которого военнослужащий был обеспечен жильем, недействительным само по себе не может служить основанием для его выселения из этого жилого помещения без предоставления другого жилого помещения.

Судебная практика по признанию военнослужащих нуждающимися в жилье

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector