Хищение чужого имущества является особенной разновидностью преступлений в виду того, что они достаточно часто совершаются. Об этом свидетельствуют данные представленные на сайте Министерства внутренних дел Российской Федерации: «половину всех зарегистрированных преступлений (50,6%), за период с января по сентябрь 2018 года составляют хищения чужого имущества, совершенные путем: кражи – 553,0 тыс. (-5,8%), мошенничества – 158,7 тыс. (-2,2%), грабежа – 38,0 тыс. (-12,9%), разбоя – 5,4 тыс. (-19,2%). Каждая четвёртая кража (25,1%), каждый двадцать третий грабёж (4,4%) и каждое девятое разбойное нападение (10,7%) были сопряжены с незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище».

В примечании 1 к ст. 158 УК РФ указывается, что «под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества». Это — легальное понятие хищения. Однако в юридической литературе данное определение подвергается критике. Более того, зачастую, ставится вопрос о целесообразности существования легального определения данного понятия. Некоторые авторы пытаются дать свое определение хищению, вкладывая в него иное видение, чем представленное законодателем. Так, например, краткое определение хищения предлагает Н.С. Третьякова: «Под хищением в статьях настоящей главы понимаются завладение или действия, направленные на завладение чужим движимым имуществом, совершенные с корыстной целью». Думается, что не целесообразным является давать общее понятие хищения через указание, в том числе на незавершенность завладения имуществом. Правоприменитель столкнётся с проблемой определения ущерба, который необходим для уголовно– правовой квалификации деяния.

По мнению М.В. Степанова, «под хищением в статьях Уголовного кодекса следует понимать совершенное из корыстных мотивов и причинившее ущерб собственнику или иному владельцу изъятие имущества, не являющегося собственностью виновного». Отрицательной чертой данного определения, по нашему мнению, является то, что в нём не конкретизирован характер ущерба.

Обобщая точки зрения учёных, в том числе и приведенные, можно сделать вывод о том, что на данный момент не стоит острая необходимость в реформировании уголовного законодательство относительно понятия «хищения». На это может указывать стабильная сформировавшаяся судебная практика. Безусловным является необходимость сохранения легального определения данного понятия. Приоритетность законодательного определения в сравнении с судебным или доктринальным определением очевидна, поскольку обязательность, характерная для первого из них, обеспечивает единообразие применения соответствующей правовой нормы каждый раз, как только возникнет ситуация, представленная в гипотезе данной нормы.

Колупанова Е.В., магистрант Алтайский государственный университет