Необходимость в рассмотрении соотношения данной отрасли права и способа рассмотрения спора возникла еще в прошлом веке. Во многом это связано с многочисленными спорами учёных и юристов о месте международного коммерческого арбитража (далее – МКА) в системе внутринационального права, о его принадлежности к международному частному праву (далее – МЧП).

На сегодняшний день многие учёные продолжают высказывать свои противоположные друг другу мнения о взаимодействии и месте различных общественных отношений. Нам необходимо ответить на вопрос, почему коммерческий арбитраж включен в раздел «Международное частное право» и там ли его место? Может ли арбитраж существовать самостоятельно в специально созданной для него отрасли права?

Специалист в области гражданского и международного частного права, и арбитража, к.ю.н., доцент Б.Р. Карабельников считает, что «специфика МКА состоит в том, что его место находится на стыке международного гражданского процесса и международного частного права». По своей сути, данная позиция подчеркивает особенность этой отрасли и даёт почву для размышления о её статусе, о её возможной самостоятельности. Международный гражданский процесс изучает споры в государственных судах среди иностранных граждан на территории РФ по вопросам гражданских, семейных трудовых отношений, что подчеркивает его прямую взаимосвязь с международным частным правом. МКА же в свою очередь сосредоточен на специфике исключительно коммерческих споров и исключительно в негосударственных институциональных арбитражах и арбитражах ad hoc. На мой взгляд, разница очевидна.

С вопросом о принадлежности рассматриваемых отраслей права к гражданскому законодательству более ли менее все очевидно. Лунц Л.А. пишет: «Применение институтов международного частного права в СССР обусловлено тем значением, которое имеет советское гражданское право в регулировании имущественных отношений, складывающихся в связи с наличием в социалистическом обществе товарного производства и товарно-денежных отношений особого рода..». То есть мы можем сделать вывод, что включение рассматриваемых отраслей права в гражданский законодательство было не случайно и это как минимум обуславливается их историческим развитием.

Так должен ли арбитраж быть частью международного частного права, или же ему необходимо отдельное место? Практически все специалисты в области международного частного права в своих учениях включают МКА в последнюю главу МЧП. Ни для кого не секрет, что эти отрасли взаимосвязаны. Их объединяет особый порядок рассмотрения споров, особые субъекты участвующие в нём и так далее. Карабельников Б.Н. пишет: «Международный коммерческий арбитраж как комплексная правовая дисциплина требует от учащихся знаний как в сфере международного частного права, так и в сфере гражданского процесса…» На мой взгляд именно поэтому ей отведено последнее место в изучении МЧП. Конечно, при наличии такого количества общих признаков, а также при взаимном согласии большинства специалистов в этой области не стоит даже пытаться высказывать противоположную точку зрения, но я попробую.

Как мы знаем любой арбитраж является третейским судом, но не любой третейский суд может являться арбитражем. Исходя из этого, рассматривая арбитраж как производное от третейского разбирательства, существует позиция, что арбитраж не должен быть помещен в сферу национального гражданского законодательства, имея специфику негосударственного суда. По мнению В.Н. Тарасова, третейское разбирательство не может входить ни в состав гражданского процессуального права, ни в состав арбитражного процессуального права в силу принципиального различия их правовой природы и образует самостоятельную отрасль права, которую можно назвать третейским процессуальным правом.

Для признания совокупности юридических норм отраслью права необходим такой специфический вид общественных отношений, который в существующих условиях объективно требует юридически своеобразной правовой регламентации. С.С. Алексеев выделяет для каждой отрасли три основных признака: структурные особенности, юридическое своеобразие, специфический предмет регулирования. Анализ третейского права на предмет наличия этих признаков не дает возможности согласиться с тезисом о формировании самостоятельной отрасли. Но О.Ю. Скворцов, рассматривая третейское разбирательство как комплексный правовой институт, признает, что он может эволюционировать как с точки зрения качества того правового материала, так и с точки зрения его количественного состава, и не исключает трансформации этого правового института в иное правовое образование. По его мнению, нет никаких препятствий к тому, чтобы развитие этого правового феномена привело к его трансформации в подотрасль или даже отрасль права.

В заключении хотелось бы отметить, что существует множество точек зрения на счет соотношения МЧП и МКА. Это и порождает проблему в виде правовой неопределенности, так как возможно законодатель неверно определил их как целое и частное, возможно, они и вовсе самостоятельны друг от друга.

Костоусов В.Е., студент Уральский Государственный Юридический Университет