+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Идея «Народной» науки в русской философии: утопия или реальность

«народная» наука, возникшее в недрах русской философской и общественной мысли, заключило в себе представление о науке, которая сможет «по-настоящему» служить людям, способствовать улучшению их жизни, добывать знания, пригодные для прямого повседневного использования. Модель научной деятельности с такой направленностью зародилась в тесной связи с разработкой концепции «русской идеи», означающей, в свою очередь, систему представлений о самобытности России. В ХIХ веке у философов и научных деятелей России были разные взгляды на роль науки и просвещения в жизни людей. Так или иначе, они размышляли об особенностях развития российской науки, пытались понять, как она может служить благу общества. К решению проблемы подходили с разных сторон. Например, Дмитрий Иванович Менделеев видел проблему в совершенствовании образования, в котором, как он считал, и заключается основной потенциал для развития науки, а значит, и общественного прогресса. Он считал, что нужно изменить методы и организацию процесса обучения, необходимо поменять само отношение учащихся к познанию мира. Но, главное, самим преподавателям необходимо заниматься научными исследованиями. Менделеев писал: «Без увлечения наукой нельзя ждать массы дельных учителей и надлежащих плодов от умножения школ» . Д.И.Менделеев пропагандировал особый принцип в организации и осуществлении научной и образовательной деятельности, называя его «жизненным» реализмом, считая, что ему «у нас и всюду пришел исторический момент». Под реализмом он понимал особое качество, «выработанное в нашей народной массе», позволяющее «приноровиться, приглядевшись к делу, и одолеть его понемногу, упорным трудом». Такой «жизненный» реализм, по его мнению, «ведет начало от союза с природой и внушает общий союз народов». Такое «жизненно-реальное» просвещение неразрывно связано с промышленным развитием России, для которого «надо приготовить многомного своих сильных в науке реалистов», помогающих «делу народной надобности». Несколько иную позицию в данном вопросе занимал Л.Н.Толстой. В его понимании наука представляет собой необходимое человеку знание, «знание того, что нужно делать всякому человеку для того, чтобы как можно лучше прожить в этом мире». Она должна быть «доступна понятна каждому». Фундаментальные исследования, «исследования так называемых естественных наук о происхождении миров или органической жизни» и т.п., по его мнению, «составляют только праздную игру ума, и потому ни в каком случае не могут быть признаваемы науками». Ту науку, которую навязывало государство, русский писатель и философ считал бессмысленной и ненужной. По его мнению, если наука «есть произведение людей, преступно незаконно живущих праздной, развратной жизнью на шее порабощенного народа, то не может такая наука не быть и ложной, и вредной» [3, с. 467]. Толстой утверждал, что наука не может основываться на нарушении прав народа [3, с. 468]. Оригинальную оценку положения дел в науке и в обществе представил М.А.Бакунин. Он считал науку единственным средством для познания мира, «для добывания Истины», поскольку она, по его словам, проверяет «беспрестанно свои гипотезы строжайшим наблюдением и анализом фактов». Русский философ-анархист достаточно резко критиковал религию и философский идеализм. Как и Толстой, он критически относился и к действиям государства в сфере народного просвещения, утверждая, что оно паразитирует на народном невежестве, действует только в своих интересах и мешает людям познавать в действительности наш мир. По мнению Бакунина, поскольку «освобождение народа посредством науки» невозможно, остается только один путь – революция. Более того, он считал, что наука должна и может стать народной только путем революции. Большой вклад в разработку идеи «народной» науки внес Николай Федорович Федоров в особом контексте своей философской концепции. Философ стремился к идеалу «истинного единства», но в мире слишком много зла, чтобы народ стал одним целым. Это главная проблема. Николай Федорович считал, что идеала можно добиться, если люди станут бессмертны, а это возможно, если развивать науку. Он утверждал, что современная западная наука, являясь служанкой торгово-промышленного сословия, по сути, мертва. Она, по мнению мыслителя, должна уступить место живой науке, или «сельскому знанию», которое «не отделяется от жизни, составляет с ней одно». Исчерпавшее себя городское знание должно соединиться с сельским, и тогда оно будет приложено во всей полноте. Это и есть подлинная наука, которая, как он полагал, будет стремиться охватить всю природу и позволит коллективными усилиями «всесословной земледельческой общины» регулировать природные процессы. Федоров считал, что Россия несет в себе черты подлинно человеческой коллективной жизни, или, как он назвал это, «первобытную форму жизни», «родовой быт». То есть, как можно заключить, Россия в представлении Н.Ф.Федорова имеет все необходимые условия для укоренения «народной» науки. Рассмотренные варианты построения модели «народной» науки – науки, которая создает лишь прямые рецепты деятельности, а не стремится открывать законы мироустройства – есть, в общем-то, утопия. Такая наука нежизнеспособна, у нее нет оснований. Одновременно, нельзя не признать, что наука является сферой деятельности для поиска знаний, служащих именно общественным целям, общественному прогрессу. В этом противоречивом сочетании функций науки и заключается стимул к ее полноценному развитию.

Это интересно:  Учение Аристотеля о добродетелях и его актуальный смысл

Статья на тему Идея «Народной» науки в русской философии

]]>

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Adblock detector