+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Феномен идеологии

Проблема понимания феномена идеологии становится особенно острой в девятнадцатом и двадцатом веках. Внутри и межгосударственные конфликты, возникавшие как на Западе, так и в России, способствовали этому. Кризисные явления – следствия раздела власти между мировыми сообществами присутствовали во всех без исключения сферах общества. И в первую очередь от этого страдал обыкновенный человек, который подвергался атаке этих групп, стремящихся к господству. Формой духовного влияния экономически господствующих групп стала идеология. Позже открылось, что это не просто совокупность идей, о которой говорил французский философ и экономист А. Дестют де Траси, а возможность с помощью идей кем-то управлять. Стало понятно, что от содержания той или иной идеологии зависит понимание узловых проблем социальной философии, поскольку появилась новая, ранее неизвестная форма воздействия на сознание человека. Зарубежные и русские мыслители вели исследования относительно сущности, структуры и функций идеологии, чтобы понять, что есть действительность, каково место человека в обществе, какими методами современная власть воздействует на социальные общности и на ход исторического процесса в целом, какова роль идеологии в общественном развитии. В XXI в. эти проблемы остались не до конца решенными, и поэтому проблема сущности и назначения идеологии так же актуальна, как и во времена К. Маркса и Ф. Энгельса, авторов известной работы «Немецкая идеология». В качестве фундамента для исследования проблемы идеологии мы взяли некоторые работы К. Маркса и Ф. Энгельса, К. Мангейма и Л. Альтюссера. Особое внимание мы уделили работам Р. Барта. В классическом марксизме идеология мыслится как классовое явление и понимается как иллюзорное восприятие социального бытия, комплекс искусственно созданных теорий. Мысли экономически господствующего класса становятся господствующими в обществе мыслями, так как частный интерес здесь выдается за всеобщий, а господствующий класс имеет в своих руках средства духовного производства. Отсюда его возможность духовного господства. Причиной идеологизации становится создание буржуазией такого комплекса идей, который позволил бы создать видимость народного единения и справедливости и скрыть совершаемые ей властные действия – эксплуатацию. При этом эксплуатация в капиталистическом обществе абсолютно законна и даже защищается государством в правовых актах. Конфликтующими сторонами этого общества выступают классы капиталистов и наёмных рабочих, при этом отношения между ними преподносятся как отношения всеобщего равенства. «Представления, которые создают себе эти индивиды, суть представления либо об их отношении к природе, либо об их отношениях между собой, либо о том, что такое они сами», – говорится в «Немецкой идеологии». В этом выражается необходимая и всеобщая связь человеческого сознания и повседневной деятельности. Получается, что реальность сама искажает представление о самой себе под воздействием человека как социального агента деятельности. В результате разрыва между действительным миром и миром «искаженных идей» происходит некое искривление реальности – теперь уже в сознании общества. Структура идеологии в классическом марксизме также имеет свои особенности. В роли субъекта идеологии выступает класс или общественная группа, а объектом является человеческое сознание. Средствами воздействия могут быть крупные теории, так называемые большие нарративы. Что касается идеологов, то они выступает в качестве агента духовного производства. В философии Л. Альтюссера мы обнаруживаем усложнение механизма осуществления идеологии. Она может обращаться не только к сознанию человека, но и к его бессознательному. Выявляются новые средства воздействия идеологии – малые нарративы (реклама, фильмы и так далее). Идеология как «перевернутая» действительность способна формировать полезный для общества тип человека с помощью «религиозного, семейного, культурного, информационного, юридического и политического институтов». В своей повседневной жизни люди совершают определенные действия, практики, ритуалы в соответствии со своими мировоззренческими установками и вероисповеданием. Тем самым идеология живет не только в сознании человека, но и переносится в реальность или, говоря словами Маркса, идея становится материальной силой, как только она овладевает массами. Но положительные аспекты идеологии все же существуют. К. Мангеймом было замечено, что идеологическое мышление правящего класса способно «стабилизировать общество», сохранять его целостность. Особенное внимание нам хочется акцентировать на учении французского семиолога Р. Барта. Он вносит огромный вклад в понимание современных общественных процессов, обнаруживая источник идеологии не только в политической сфере общества, но и в языке повседневного общения, заново открывая идеологию как знаковую систему. Все события, происходящие в жизни человека, представляют собой особые знаковые и символьные образования, работающие как слаженный механизм. В своих работах «Мифологии» и «Система моды» Барт преобразовывает известный лозунг Ф. Энгельса о том, что религия как форма идеологии «должна быть преодолена научно». Только у Барта на месте религии находятся языковые культурные явления – мифы, которые являются агентами «ложного сознания». По Р. Барту, миф – все, что достойно рассказа. Материальными носителями такого сообщения могут быть фотографии, тексты, реклама, фильмы. Барта раскрывает механизм рождения и функционирования современного мифа. Ознакомившись с «Трудами по языкознанию» Ф. Де Соссюра, Барт открывает для себя первичный и вторичный уровни человеческого языка.

Это интересно:  Русский национализм в публичной политике
Первичный язык – это совокупность означающего, означаемого и знака, который является результатом их соединения. Например:
  1. Голубь будет означать веру.
  2. Если к означающему «голубь» прибавить означаемое «вера» мы получим из двух отдельных элементов третий – знак. Те же элементы «обнаруживаются также в современном мифе» [Барт, 2008, С. 271]. Только во вторичном языке то, что было ранее в первичном языке знаком, становится означающим. Например, на фотографии изображен голубь и пара золотых колец, теперь голубь из символа веры превратился в символ брака.
  1. Знак, ставший означающим (голубь вера) теперь перебивается новым означаемым и теряет свое прежнее значение. Теперь знак голубь, говорящий нам о брачных отношениях, несет на себе отпечаток чистоты и веры. Человеку не говорится об этом напрямую, но обладая памятью о встречаемых им ранее знаках, он в силах определить коннотативный оттенок знака, употребляемого в определенной ситуации. Следовательно, первоначальный смысл теряет свою прежнюю историю, опустошается и находится во власти вторичного идеологического языка. Механизм этого языка и нужно объяснить, чтобы лишить его возможности манипулировать человеком. Таким образом, Р. Барт делает вывод: «Семиология, изучающая значения не зависимо от их содержания, суть наука об обществе и может стать наукой об идеологии». В постановке такой проблемы мы видим важность дальнейших исследований Р. Барта для сферы социальной философии.
Р. Барт сосредоточивает свою работу вокруг борьбы с мифом как со средством идеологического воздействия. Причем работа осложняется тем фактом, что единой идеологии не существует. В современном обществе между собой конкурирует бессчетное количество идеологий, множество «монстров» [Барт, 2009, С. 64], цель каждого из них заключается в установлении диктатуры над культурой. На протяжении своего творческого пути Р. Барт использовал несколько методов, позволяющих бороться с идеологическим воздействием. Однако обращение к литературному творчеству как к средству спасения кажется ему наилучшим решением. Благодаря тому, что в процессе написания литературного труда автор использует множество идеологических кодов, ни один из них не может возобладать над остальными. В ходе борьбы они уничтожают друг друга, давая читателю возможность быть и внутри, и снаружи культуры, возможность ухватить истинный посыл писателя. В процессе изучения идеологии XIX и XX веков обнаружено, что ее сущность, структура и назначение толкуются неоднозначно. Это связано с тем, что особой, отдельной науки об идеологии как таковой не существует. Она является предметом исследования философии, социологии, политологии и ряда других дисциплин. Наиболее основательно идеология изучалась западным мировым сообществом. Это видно на примере ученых, концепции которых мы рассмотрели в данной работе. Подобная разобщенность в выборе методов изучения идеологии позволяет увидеть, что окончательные выводы об этом феномене делать еще рано. Однако изучение этой проблемы как никогда актуально в двадцать первом веке.
Это интересно:  Смешанная избирательная система в современной России

Статья на тему феномен идеологии

]]>

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Adblock detector